No Image

Судебная практика по медицинским делам

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
16 ноября 2019

Дело о некачественном оказании медицинской помощи родильным домом, ошибочные действия которого привели к инвалидности ребёнка.

Дело поступило к адвокату более, чем через три года после совершения медицинской ошибки. Родильный дом настаивал на пропуске общего срока исковой давности – 3 года, однако суд согласился с доводами адвоката о том, что на дела о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью в результате некачественного оказания медицинской помощи исковая давность не распространяется. Дело было рассмотрено по существу. Родильный дом привлечен к гражданской ответственности. Через полгода после вступления судебного решения в законную силу было завершено исполнительное производство. В пользу Истицы и ее ребенка взыскано 4 миллиона рублей.

Суть дела

Истица (мать ребёнка) родила девочку в одном из родильных домов Санкт-Петербурга. До этого она находилась на дородовом отделении того же родильного дома. При госпитализации на дородовое отделение она рассказала врачам о том, что в силу её хрупкого телосложения при первых родах её ребенок получил осложнения. Впоследствии врачи говорили ей, что нужно было делать кесарево сечение. Несмотря на то, что ожидалось рождение второго крупного ребёнка и неоднократные просьбы женщины сделать ей кесарево сечение, врачи теперь уже другого роддома снова решили принимать роды консервативным способом.

В родах, как показала проведённая в ходе суда судебно-медицинская экспертиза, появились абсолютные показания к проведению операции кесарево сечение. Однако медицинским персоналом не были приняты меры к экстренному проведению необходимой операции. Девочка была извлечена наложением акушерских щипцов. В процессе родов выяснилось, что ребёнок оказался еще крупнее, чем ожидалось из-за допущенной ошибки врачом при проведении УЗИ почти на килограмм. Поэтому врачам пришлось приложить недюжинные усилия, чтобы вытащить ребёнка. В результате, девочке фактически проломили щипцами голову.

Состояние ребенка после рождения расценивалось, как тяжелое, девочка была интубирована, находилась на искусственной вентиляции лёгких. Вместо того, чтобы отправиться с родителями домой, ребёнок попал в реанимационное отделение детской больницы. Диагноз при поступлении: Родовая черепно-спинальная травма. Внутриутробная гипоксия.

Ошибочные действия медицинского персонала роддома привели к тому, что девочке был причинен тяжкий вред здоровью. Она была признана инвалидом. Ребёнку поставлен диагноз детский церебральный паралич.

В ходе суда

Роддом полностью отрицал свою вину. Ссылался на то, что у ребёнка имелась врождённая патология головного мозга. Адвокат роддома настаивал на отсутствии родовой травмы, объясняя очевидную на рентгене травму черепа, врожденной патологией развития головного мозга ребенка.

Судебно-медицинская экспертиза, проведённая по назначению суда в государственном экспертном учреждении и оплаченная роддомом, сняла вопрос о наличии у ребенка врождённой патологии головного мозга. Однако роддом до последнего настаивал на отсутствии своей вины. Ответчик (роддом) требовал назначения повторной экспертизы в другом медицинском учреждении. Суд отказался проводить новую экспертизу, поскольку выводы первоначальной были логичны, обоснованы и подтверждались медицинской документацией.

В ходе суда были проанализированы не только технические ошибки, допущенные врачами, но и, так называемые, деонтологические ошибки, а именно недопустимое поведение врачей по отношению к пациентке.

Существенную и, с высокой степенью вероятности, решающую негативную роль в наступивших тяжких последствиях сыграла акушерка. По показаниям Истицы акушерка угрожала ей во время родов, что если она сейчас же не перестанет орать и требовать кесарева, то ее отправят в «дурку». Такое поведение является прямым нарушением ст. 30 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22.07.1993, предусматривающей, что при обращении за медицинской помощью и ее получении, пациент имеет право на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала.

Недопустимое поведение работника роддома привело не только к возникновению психологической травмы у Истицы, но могло способствовать наступлению более тяжких последствий. При передаче смены эта же самая акушерка, обращаясь к своей сменщице, сказала ей, что «на эту вообще не стоит обращать внимания!» В то время, как тяжесть медицинской ситуации требовала особого и неотложного внимания медицинского персонала именно к Истице. Все эти обстоятельства получили должную оценку со стороны суда.

Доказательства, собранные по делу, позволили подтвердить наличие врачебной лечебно-тактической ошибки и технической ошибки, то есть ошибки в выборе медицинских манипуляций.

Судебное решение

Судом было вынесено решение о компенсации материального ущерба, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи в размере 2 000 000 руб. и морального ущерба в размере 2 000 000 руб. С роддома были также взысканы в пользу Истицы все расходы на адвоката.

Несмотря на явные медицинские ошибки и полученное заключение судебно-медицинской экспертизы, роддом всё-таки обжаловал судебное решение. Городской суд оставил решение районного суда без изменений.

Через полгода, преодолев ряд трудностей, связанных с взаимодействием с роддомом, было завершено исполнительное производство. 4 000 000 рублей были потрачены Истицей на покупку квартиры, которую оформили на ребенка-инвалида.

По итогам суда прокуратура по своей инициативе возбудило уголовное дело, но оно было прекращено за отсутствием прямой причинно-следственной связи и в связи с невозможностью установить конкретное лицо, виновное в наступлении инвалидности.

Это дело по оценке журналистов стало прецедентом с точки зрения взысканной с медицинского учреждения суммы в Российской Федерации и положило начало приближению сумм денежных компенсаций к европейским стандартам.

О моральной стороне дела

Главное, что характеризовало этот процесс с моральной точки зрения, это столкновение высоконравственной позиции матери девочки, которая выступала в защиту своей дочери, и циничного поведения не только представителя роддома, но и его руководства.

Читайте также:  Приказ на увольнение работника с работы

После допущенной ошибки, состояние ребенка было настолько тяжёлым, что родителям советовали отказаться от ребенка. Врачи детских больниц говорили, что заниматься таким ребенком нет никакого смысла. Это будет овощ, а не человек. Опираясь на исследования головного мозга ребенка, врачи доказывали матери, что от девочки лучше отказаться! Но семью только сплотило постигшее их горе. Мать и отец не отказались от своего ребенка.

Высочайший морально-нравственный уровень этой семьи, которая не отказалась от искалеченного ребенка, а боролась и борется за жизнь и здоровье девочки столкнулась с безнравственным поведением врачей. Истице так и не были принесены извинения ни главным врачом роддома, ни врачами – участниками этой трагедии, которые могли и должны были не допустить родовой травмы.

Представители Роддома не пошли на переговоры по заключению мирового соглашения. В чём только не упрекали мать ребёнка, которого сделали инвалидом. И исковую-то давность она пропустила, хотя исковая давность по таким делам не предусмотрена, и интерпретировать-то она хочет всё, как ей выгодно!

Мы неоднократно слышали в суде, как представители роддома говорили, чего не должно быть у покалеченного ребенка – ставилась под вопрос необходимость в дополнительном питании, подробно выяснялось, что конкретно и бесплатно предоставляет государство. Но вот чего мы не услышали, так это то, на что, по мнению Ответчика, имеет право этот ребёнок, кроме овсяной каши на воде и койко-места в интернате, где девочка волею случая могла бы оказаться, если бы не высоконравственная позиция её родителей.

Поведение руководства роддома было настолько равнодушным, что это не осталось незамеченным судом. Так же как не остались незамеченными оживленные разговоры врачей роддома и их адвоката о том, в какие языковые школы они планируют отдать своих детей, на глазах у матери искалеченного ребенка. Видя перед собой всю драму развернувшегося судебного процесса, оценивая поведение врачей и матери ребенка, которая не пропустила ни одного заседания, суд решил, что иск должен быть удовлетворен в полном объеме. Тем самым суд и прокуратура существенно помогли семье девочки адаптировать ее к жизни и обеспечить её будущее.

Целью этого процесса, как говорила сама мать ребенка в суде, было не только привлечь медиков к ответственности за медицинскую ошибку, но и сделать так, чтобы врачи более ответственно относились к своим профессиональным обязанностям впредь и не допускали новых трагедий, которых элементарно можно избежать.

Финальную точку в сложном судебном споре поставил Санкт-Петербургский Городской суд, указав в своём Определении следующее: «Жизнь и здоровье человека бесценны и не могут быть возвращены выплатой денег. Гражданский кодекс лишь в максимально возможной степени обеспечивает определенную компенсацию понесенных потерпевшим или его близкими имущественных потерь. Определяя размер компенсации вреда, суд учел, что в результате виновных действий ответчика истица испытывает сильнейшие нравственные страдания от того, что её ребенок стал инвалидом – человеком с ограниченными возможностями, перенес несколько тяжелейших операций, вынужден периодически проходить курсы лечения. Таким образом, присуждение истице и ее дочери компенсации, назначенной судом, полностью отвечает требованиям законодательства и прав Ответчика не нарушило.»

Теперь об исковерканной по вине медиков жизни девочки, помимо её родителей, которые делают все возможное для улучшения её состояния, позаботится тот, кто стал причиной инвалидности – роддом, допустивший роковую медицинскую ошибку.

Кандидат юридических наук,
Член Всемирной Ассоциации Медицинского Права (ВАМП)
Адвокат Астахова К.Д.

Ирина Кузина* имела затруднённость носового дыхания, и чтобы исправить этот недуг, она с разницей в полгода перенесла две операции по выпрямлению носовой перегородки: в ФГБНУ "РНЦХ им. академика Б.В. Петровского" и в Клинике эстетической хирургии и косметологии "БиКод" ООО "СпектрМед". Но операции не смогли решить ее проблему, а спустя некоторое время состояние Кузиной еще и ухудшилось. Тогда пациентка обратилась в Клинический центр Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, где ее были вынуждены еще два раза прооперировать.

Кузина считает, что после первой операции ей не провели необходимые процедуры, из-за чего появились осложнения. Вторая операция, по ее мнению, тоже прошла с нарушениями – без дооперационного обследования, при неполном диагнозе и в неполном объёме необходимого оперативного вмешательства. Все это причинило вред её здоровью, нравственные и физические страдания, повлекло необходимость проведения третьей и четвёртой операций под общим наркозом.

Поэтому Кузина обратилась в суд с иском к ФГБНУ "РНЦХ им. академика Б.В. Петровского" о возмещении материального ущерба в размере 237 378 руб. и компенсации морального вреда в сумме 420 000 руб., а также к ООО "СпектрМед" о компенсации морального вреда в сумме 170 000 руб. в связи с некачественным оказанием медицинских услуг – как платных, так и в рамках добровольного медицинского страхования.

Хамовнический районный суд г. Москвы и Московский городской суд отказали Кузиной в иске. Они сослались на заключение комиссии экспертов ФГБНУ "Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ" и судебно-медицинскую экспертизу Санкт-Петербургского ГБУЗ "Бюро судебно-медицинской экспертизы". Согласно этим документам, ухудшение здоровья Кузиной не обусловлено дефектами оказания медицинской помощи в ФГБНУ "РНЦХ им. академика Б.В. Петровского" и в клинике "БиКод". Суды не усмотрели прямую причинно-следственную связь между проведёнными операциями и возникшим у истицы состоянием.

Тогда Кузина подала жалобу в Верховный суд. Тот обратил внимание на проверку, проведённую Управлением Росздравнадзора по г. Москве, согласно которой медицинская помощь была оказана Кузиной некачественно и не в полном объёме. Актом этой проверки установлен факт нарушения стандартов оказания медицинской помощи при проведении диагностики истца, её оперативном и послеоперативном лечении. Впоследствии Управление Росздравнадзора даже выдало предписание об устранении нарушений. Кроме того, из заключения комиссии экспертов ФГБНУ "Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ" следовало: врачи обеих клиник поставили Кузиной неполный диагноз и не сделали нужные анализы, что привело к выбору нерационального и неэффективного оперативного лечения. Все это означает, что медицинская помощь была оказана истице некачественно. Однако нижестоящие суды не дали этому факту никакой оценки, хотя на нем частично основывались требования о компенсации морального вреда и возмещении убытков. ВС напомнил: медорганизации и медработники несут ответственность – в том числе по закону о защите прав потребителей – не только за причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи, но и за нарушение прав в сфере охраны здоровья (ч. 2 ст. 98 закона об основах охраны здоровья граждан, п. 8 ст. 84 закона о защите прав потребителей). Поэтому Коллегия ВС по гражданским делам отменила вынесенные по делу акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ17-176). На сегодняшний день дело еще не назначено к рассмотрению.

Читайте также:  Куда пойти работать с пед образованием

Примечательным в этом деле является то, что нижестоящие суды не применили законодательство о защите прав потребителей. Отменяя судебные акты, ВС указал на ошибочность подобного подхода. Он акцентировал внимание, что по делам о взыскании убытков в виде стоимости услуги ненадлежащего качества нужно устанавливать сам факт ненадлежащего качества этой услуги. С этой точки зрения для взыскания убытков не имеют значения последствия, к которым привело оказание услуги ненадлежащего качества

– Андрей Бежан, партнер, руководитель Арбитражной практики ALTHAUS Group

Юристы согласились с определением судебной коллегии ВС. "Некачественное оказание медицинских услуг является основанием для взыскания с медицинской организации компенсации морального вреда и убытков, которые, в зависимости от обстоятельств дела, могут выражаться и в стоимости некачественно оказанных услуг", – отметила адвокат, советник КА " Муранов, Черняков и партнеры " Ольга Бенедская . "Факт того, что услуга была оказана некачественно, установлен в ходе проведения трех экспертиз, и его проигнорировали нижестоящие суды. Следовательно, ВС верно определил основание исковых требований, делая упор на закон о защите прав потребителей", – добавила адвокат АК " Гражданские компенсации " Ирина Фаст . "Определение даёт образцовое разъяснение по вопросу о том, как определить качество медицинской помощи", – уверен партнер КА г. Москвы " Ковалев, Тугуши и партнеры " Сергей Патракеев . "Считаю, что это определение не останется без внимания нижестоящих судов и послужит для них неким ориентиром при вынесении судебных решений", – сообщил юрисконсульт Лиги защиты медицинского права Алексей Койляк .

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Статьи по теме

Судебная коллегия по гражданским делам в открытом судебном заседании заслушала гражданское дело по апелляционной жалобе Будилина В.Ф. и апелляционной жалобе главного врача МБУЗ «Центральная городская больница» г. Междуреченска В.В. Соколовского.

Жалобы поданы на решение Междуреченского городского суда Кемеровской области от 04.04.2016 г. по иску Будилина В.Ф. к лечебному учреждению о компенсации морального ущерба, защите прав потребителей и взыскании штрафа.

Судебная практика по медицинским делам: конкретный пример

Истец долгое время находился на лечении в МБУЗ «Центральная городская больница» г. Междуреченска и регулярно посещал специалистов данного учреждения с жалобами на неудовлетворительное самочувствие. В 2015 году в одном из отделений больницы ему был выставлен окончательный диагноз, присвоена группа инвалидности и назначено специализированное лечение. Однако В.Ф. Будилин прошел повторное обследование в другой медицинской организации и диагноз не нашел своего подтверждения.

Истец утверждает, что медицинской персонал МБУЗ «Центральная городская больница» ненадлежащим образом исполнял свои профессиональные обязанности. В результате оказания некачественной услуги В.Ф. Будилин понес моральные страдания и пережил сильный стресс из-за неверно выставленного диагноза, свидетельствующего о наличии у него неизлечимого заболевания.

Длительная психотравмирующая ситуация негативно повлияла на жизнь истца, у него возникли расстройства психологического и неврологического характера.

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования истца и обязал руководство МБУЗ «Центральная городская больница» г. Междуреченска компенсировать:

  • моральный ущерб;
  • судебные издержки;
  • расходы на услуги представителя;
  • оплату госпошлины.

Также на больницу был наложен штраф. В удовлетворении остальной части иска В.Ф. Будилину было отказано.

Апелляционная жалоба была подана с целью изменить первичное решение и взыскать с больницы моральный вред, штраф и представительские расходы в большей сумме. По мнению истца, суд при установлении размера компенсации неверно руководствовался положениями статьи 151 ГК РФ, а также не придал должного значения степени вины нарушителя. Истец после того, как ему объявили окончательный диагноз, приготовился к долгой и мучительной смерти и даже думал о суициде. Суд также не учел тот факт, что истец испытывал нравственные страдания в течение 10 месяцев лечения.

Главный врач МБУЗ «Центральная городская больница» г. Междуреченска В.В. Соколовский в своей апелляции предъявлял требование полностью изменить решение суда первой инстанции и принять новое решение о полном отказе в удовлетворении исковых требований В.Ф. Будилина.

По мнению В.В. Соколовского, суд первой инстанции при исчислении суммы штрафа, подлежащего взысканию с лечебного учреждения, неправильно применил положения пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации №2300-1 от 07.02.1992 г. «О защите прав потребителей». В частности, в сумму штрафа было необоснованно включены расходы по оплате представительских услуг и по составлению искового заявления.

Читайте также:  Ветеран труда мужчины сколько лет стажа

По словам главного врача, истцом не были предоставлены доказательства наличия дефектов оказания медицинской помощи. Помимо этого, в деле отсутствуют какие-либо сведения о наличия врачебной ошибки, небрежности или халатности медицинского персонала. В.В. Соколовский считал, что В.Ф. Будилин должен был предоставить суду доказательства наступления неблагоприятных для здоровья последствий лечения, то есть фактического вреда, который должен находиться в причинно-следственной связи с поставленным диагнозом. Суд первой инстанции мотивировал свое решение тем, что тяжких последствий для здоровья истца не наступило, а сам факт установления неверного диагноза не может служить причиной вреда в виде ухудшения состояния здоровья.

Помимо этого, главный врач МБУЗ «Центральная городская больница» утверждал, что степень физических и моральных страданий истца сильно преувеличена. Приступы агрессии, злобы и раздражительности проявлялись у В.Ф. Будилина задолго до установления окончательного диагноза, а показания свидетелей истца несогласованы и противоречивы.

Обращение В.Ф.Будилина в страховую компанию с жалобой на качество оказания медицинской помощи связано с несвоевременной постановкой диагноза, а не с его отсутствием.

Страховая компания организовала проведение экспертизы качества оказанной истцу медицинской помощи. Из экспертного заключения следует, что медицинская помощи В.Ф. Будилину была оказана с дефектами диагностики, то есть пациент фактически проходил лечение без установленного диагноза. Экспертами страховой компании жалоба истца была признана обоснованной.

Суд первой инстанции постановил, что в результате необоснованной диагностики и неполного комплекса мероприятий на стадии госпитализации истец претерпел моральные и нравственные переживания, а, следовательно, требования о компенсации морального ущерба и штрафе являются обоснованными.

Судебная коллегия, подробно изучив материалы данного дела, выслушав представителя бюро МСЭ, установившего В.Ф. Будилину группу инвалидности, обсудив доводы апелляционных жалоб, согласилась с выводами суда первой инстанции и признала из полностью соответствующими положениям пункта 9 части 5 статьи 19, части 2 и 3 статьи 98 Федерального закона №323-ФЗ от 21.11.2011 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Согласно данному документу, пациент вправе потребовать возмещения вреда, причиненного его здоровью в ходе оказания медицинской помощи.

Медицинские организации несут ответственность причинение физического вреда и за нарушения в сфере охраны здоровья, а потому обязаны возместить причиненный ущерб в объеме и порядке, установленном действующим законодательством.

В соответствии со статьей 1064 ГК РФ и статьей 15 «Закона о защите прав потребителей», вред, причиненный здоровью или имуществу потерпевшего, должен быть возмещен его причинетелем в полном объеме при условии установления его вины.

Постановка неверного диагноза как некачественное оказание медицинской услуги

Судебная практика по медицинским делам показывает, что постановка неправильного диагноза расценивается судами как оказание некачественной услуги. И тот факт, что здоровью истца не был причинен вред, вовсе не свидетельствует о том, что он не пережил моральных и нравственных страданий.

Судебная коллегия не сочла нужным изменить размер моральной компенсации, так как не нашла оснований для переоценки обстоятельств, установленных судом первой инстанции. Решение суда о наличии оснований для взыскания штрафа с ответчика соотвествует положениям пункта 6 статьи 13 «Закона о защите прав потребителей». Сумма штрафа составляет 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Однако сама сумма штрафа была установлена неверно, на что указывает представитель ответчика в своей апелляции.

Применение норм материального права

Суд принял во внимание суммы, подлежащие взысканию в качестве судебных издержек. Штраф же должен составлять 50% от суммы взыскиваемого морального ущерба, поэтому решение суда первой инстанции в этой части подлежит пересмотру, так как были некорректно применены нормы материального права.

Нет оснований для изменения решения суда первой инстанции в части взыскания судебных издержек. Однако установлено, что в части оплаты госпошлины, подлежащей уплате в доход бюджета, суд применил неправильное применение норм материального права. Заявленное истцом требование о возмещении морального ущерба носит неимущественный характер, а размер госпошлины для физических лиц в этом случае установлен в размере 300 рублей.

Таким образом, решение суда первой инстанции в части взыскания госпошлины подлежит пересмотру.

Из материалов дела следует, что истец воспользовался законным правом вести дело через своего представителя, оплатил составление искового заявления и ведение дела из собственных средств. Суд первой инстанции, определяя размер расходов на оплату представительских услуг, принял во внимание обстоятельства дела и объем работы, проделанной представителем.

В пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ №1 от 21.01.2016 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» указано, что разумными считаются такие расходы на оплату представительских услуг, которые при сравнимых обстоятельствах взимаются за аналогичные услуги.

При определении разумности учитываются:

  1. объем заявленных исковых требований;
  2. сложность дела;
  3. цена иска;
  4. объем представительских услуг;
  5. время, необходимое для подготовки процессуальной документации;
  6. длительность рассмотрения дела, и др.

Судебная коллегия полностью согласилась с решением суда первой инстанции и нашла сумму, определенную для взыскания с ответчика, справедливой, разумной и установленной с учетом всех обстоятельств данного дела.

Таким образом, были изменены решения суда первой инстанции в части размера взыскиваемого штрафа и госпошлины.

В остальной обжалованной части решение осталось без изменений, а апелляционные требования истца и ответчика – без удовлетворения.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Adblock detector